Поиск по сайту:
taxpert.ruБлог — «Улитка на склоне» (братья Стругацкие) – кто такие Подруги?

«Улитка на склоне» (братья Стругацкие) – кто такие Подруги?

Секция: Литературные рецензии

Просмотров: 31

Комментариев нет — ваш комментарий может стать первым

Перечитывая как-то «Улитку на склоне» братьев Стругацких, застрял на эпизоде, в котором Кандид приводит Наву к её матери в Город – ну вот ощущается на подсознательном уровне этот эпизод как омерзительный, но – почему?

Признаюсь, понадобилось некоторое время, чтобы обдумать, что же тут такого мерзкого. Делюсь выводами.

 

Часть 1.

 

Коротко напомню суть эпизода. Кандид, бывший пилот вертолёта, которому оторвало при аварии голову (которую местные жители впоследствии успешно вернули на место), ставший после аварии простодушным деревенским Молчуном – ведёт в Город некую Наву, чтобы найти мать Навы и вернуть ей дочь. В деревне, где живёт Молчун, Наву нарекли его женой, она и сама называет Кандида мужем, но судя по всему, Нава – не просто юная девушка, она совсем ещё девчонка, и что такое муж и жена – представляет себе весьма смутно. Для неё муж – это человек, с которым можно поговорить («Давай тогда поговорим. А то мы со вчерашнего дня не говорили. Давай?»), который заботится о ней и защищает её («Ты меня им не отдавай, Молчун, я не хочу с ними, я хочу с тобой»). Вполне взрослый, в отличие от Навы, Кандид чётко определяет их отношения при встрече с Подругами: «Какая она мне жена? Она мне дочь».

И вот Кандид приводит Наву в Город. Приводит к её матери, к Подругам – Жрицам Партеногенеза, представительницам прогресса. Приводит, с риском для жизни отбив Наву у Воров, что встретились им по пути.

Как же встречают его прекрасные амазонки?

Первое, что слышит Кандид – шквал сальных шуточек с отчётливо различимым сексуальным подтекстом. В свой адрес, в адрес Навы, в адрес матери Навы. Следом – в ответ на вопросы Кандида – нарочито пренебрежительное «Послушай, милая моя, он что-то спрашивает. Этот козлик – он чего-то хочет». Не отстаёт от Подруг и мать Навы, обращаясь к своей дочери: «Ты пока ещё ничего не понимаешь... Он никому не нужен, он лишний, они все лишние, они ошибка...» Всё это – намеренно игнорируя Кандида, делая вид, что не могут расслышать его вопросов. И обсуждая его же, Кандида, в третьем лице: «Они идут и гниют на ходу, и даже не замечают, что не идут, а топчутся на месте… А в общем-то, пусть идёт, для Разрыхления это только полезно. Сгниёт – полезно. Растворится – тоже полезно…» В завершение одна из Подруг наконец-то снисходит до общения с Кандидом: «Мужья нам, во всяком случае, не нужны. Не нужны, не нужны, успокойся… Попытайся хоть раз в жизни не быть козлом… Попытайся представить себе мир без козлов…» Хотя из текста повести как-то не совсем очевидно, в какой это такой момент Кандид набивался своей собеседнице в мужья. Его взгляд она, видите ли, перехватила. О да, смотрит на женщину, с которой разговаривает – ну всё, понятно, чего хочет, однозначно козёл.

Основной вопрос, который возникает в процессе знакомства с этим эпизодом повести – это вообще чего такое сейчас было? Для начала, не хочет ли мать Навы поблагодарить Кандида за то, что вернул ей дочь, рискуя жизнью? С какого такого бодуна Подруги называют Кандида (впервые в жизни увидев его и ничего про него не зная, кроме того, что он вернул матери дочь) сначала козликом, а потом и попросту козлом? Он что, лично каждую из них чем-то обидел, оскорбил или унизил? Ах да, задал несколько наивных вопросов. Ах, да, немытый и нестриженный – ну так ведь Подруги же как представительницы прогресса заботливо расставили по всему Лесу душевые и парикмахерские, да? На каком основании Подруги считают прочих обитателей Леса, кроме самих себя, ошибкой? На основании своих грандиозных способностей «делать живое мёртвым, не убивая» (вероятно, так, как это сотворила одна из Подруг с рукоедом на глазах у Кандида)? Своей жизнью, напомню между делом, Кандид обязан им самым – «лишним», «козликам», «ошибкам» – это они, его разговорчивые односельчане, вернули ему голову на место, попутно, по некоторым предположениям, ещё и слегка адаптировав его организм к местным условиям. Только, в отличие от Подруг, односельчане Кандида своими способностями не кичатся.

В общем, после прочтения эпизода с Подругами у меня сложилось впечатление, что козёл – это главным образом сами Подруги, но уж никак не Кандид. Судя по стилю общения – это вообще не представительницы прогресса, а какие-то сбродные колхозные хабалки, торговки из местного сельпо, случайно встретившиеся Кандиду на пути к Городу и выдающие себя за прогресс.

Не будем забывать: вывод о Подругах как о вершине прогресса – это вывод Кандида. «Это хозяева. Они ничего не боятся. Они командуют мертвяками. Значит, они хозяева». Встреться завтра Кандид с теми, кто командует Подругами, а не то и вовсе считает тех овцами и ошибкой – кто знает, возможно, мнение Кандида о хозяевах переменилось бы.

В самом деле: ни читателю, ни Кандиду не ведомо, каким образом достались Подругам некие выдающиеся способности – так что не исключено, что вообще по досадному недоразумению – оказались в правильном месте в правильное время, или просто рядом стояли, магическим облаком накрыло, колдовским вихрем зацепило, или волшебный паучок покусал, ощутили, осознали, прониклись – и давай самоутверждаться над козлами, в срочном порядке навёрстывая упущенное. Настоящий прогресс, возможно, сидит в паре километров дальше в истинном Городе и недоумевает: чегой-то меня местные не навещают, никак, не верят в моё существование? Подруги же тем временем перехватывают путников на пути к Городу и сообщают, мол, мы – это прогресс, а вы, ребята – лишние, ошибка и козлы. Если так – то схема далеко не нова.

Конечно, можно было бы предположить, что оскорбительное высокомерие прогрессивных над отстающими – типично для Стругацких, но вспомните хотя бы их же «Трудно быть богом»: вспомните, как уважительно и почтительно беседует Румата Эсторский с «дикарём» Будахом, как завершает беседу словами «сердце моё полно жалости».

 

Часть 2.

 

Или объяснение всё же есть? Из двух мнений – первого, согласно которому братья Стругацкие импровизировали, и второго, согласно которому они тщательно продумывали фабулу – лично я сторонник второго варианта (не будем брать в расчёт их вещицы типа «Попытки к бегству», в которых они намеренно и публично жертвовали логикой в пользу морально-этических дилемм). «Улитка на склоне» – это великолепно написанный, продуманный до мельчайших деталей сатирический памфлет. А стало быть, объяснение беседы Подруг с Кандидом (и того, кто же такие эти Подруги) должно быть. Простое и логичное. И оно есть.

Напомню, на первый взгляд беседа Подруг с Кандидом выглядит крайне странной. Например, в своих сальных шуточках Подруги упоминают подробности, хорошо известные замужним женщинам, но уж никак не урождённым Жрицам Партеногенеза. А в конце одна из Подруг говорит Кандиду: «Мужья нам, во всяком случае, не нужны. Не нужны, не нужны, успокойся… Попытайся хоть раз в жизни не быть козлом. Попытайся представить себе мир без козлов…» Зачем Подруга сообщает Кандиду, что им не нужны мужья (именно мужья, а не пилоты или инженеры) – тот ей вроде как в мужья не навязывался? Зачем она следом ещё и дважды повторяет это? Почему обзывает совершенно незнакомого человека козлом? Это стиль общения Хозяев Леса (представителей иной цивилизации) с местным населением, серьёзно?

Просто для сравнения: представьте себе, что Логовенко во время переговоров заявил бы Комову и Горбовскому, что жёны люденам, во всяком случае, не нужны – не нужны, не нужны, не беспокойтесь! – обозвал бы Майю Глумову овцой, и предложил бы собеседникам представить себе мир без овец. Интересно, как отнеслись бы парламентёры (я уж не говорю – читатели!) к такому повороту в переговорах (простите, поручик, ваше мнение по этому поводу мы обязательно заслушаем по окончании доклада)?

А вот если предположить, что у не нуждающейся в мужьях Подруги, вероятно, ещё совсем недавно был муж, стопроцентный (с её точки зрения) козёл, а сама она стала Подругой, мягко говоря, значительно позже появления Леса – и странный эпизод обретает логику. Кстати, под рукой у читателя удобно имеется подходящая кандидатура на роль такого мужа: это шофёр Тузик (и не исключено, что в Управлении он такой не единственный). И вот тогда Кандид в глазах Подруги – «козёл» по определению, по инерции, просто потому что он мужского рода. Может быть, её привлекли к работе по Одержанию другие Подруги, давние Хозяйки Леса? Но те в своём остроумии (и в своей осведомлённости об альтернативах партеногенезу) от неё не отстают – а значит, их стаж работы Подругами вряд ли намного солиднее.

Демонстративная расправа над рукоедом (безо всякой на то видимой необходимости) на глазах у Кандида или превращение мертвяка в удобное кресло? Да просто эдакий импровизированный спектакль для незваного гостя: «Видишь, мы Хозяйки Леса, наши способности безграничны». Простодушный Кандид тут же делает вывод: «Это хозяева. Они ничего не боятся. Они командуют мертвяками. Значит, они хозяева».

Но даже Кандида охватывают смутные сомнения: «Хозяева, твердил Кандид про себя. Хозяева. Не верю». Ещё бы поверить! Кандид сообщает Подруге, что изучал Лес, и слышит в ответ: «Не смей мне лгать. Один человек не может изучать лес, это все равно что изучать солнце». Он рассказывает про изучение микробов при помощи микроскопа – и получает в ответ: «Ты опять лжешь. Невозможно изучать то, что не видно глазом».

И вот это – Хозяйки Леса? Иная цивилизация? Серьёзно?! «Твой посол, я извиняюсь, третий день как с пальмы слез».

Вывод очевиден: Подруги эти – никакие не Хозяева Леса, максимум подмастерья. Причём с явно выраженным «синдромом вахтёра» – ещё не накуражившиеся вдоволь над ненавистными «козлами» в отместку за недавно пережитые семейные неурядицы, и с колоссальными пробелами в элементарнейших вопросах школьного уровня. Принять Подруг за Хозяев Леса – всё равно что принять за владельца сети супермаркетов охранника, который не боится эскалатора и умеет его включать.

А как же необычайные способности, скажете вы? Живое делать мёртвым, мёртвое – живым, творить Одержание и Разрыхление, рассылать мертвяков и тому подобное! Ну так и человечество кое-что умеет: скажем, создавать и дистанционно взрывать мыслящих высокоинтеллектуальных роботов, или гонять через Лес машину с сотрудниками за зарплатой.

Вы уже догадались, к чему я клоню?

У человечества есть свой институт изучения Леса (Управление по делам Леса). С его Тузиками, Домарощинерами и Алевтинами. С кучей отделов: Изучения леса, Искоренения леса и т. п. Всё последующее – «зеркальный» ответ Леса: организация своего Управления и найм первых попавшихся под руку особей, какие отыскались в округе, на роль Хозяев-Подруг – с вручением им некоего минимально необходимого для работы инструментария в виде необыкновенных способностей, без ненужных затрат на ликвидацию пробелов в их интеллектуальном уровне и школьном образовании (как не требуется ни интеллекта, ни образования охраннику в супермаркете, чтобы включить эскалатор). В общем, вот и весь секрет Подруг: тот самый случай, когда – «понаберут тут по объявлению…»

Комментарии

добавить комментарий

комментариев не найдено — ваш может стать первым!


© Taxpert. Интернет-мастерская М. Ю. Уткина.